3230 знаков о контркультуре
11-01-2015

В этой заметке хотелось бы остановиться на впечатлениях от прочтения двух книг популярного французского писателя Фредерика Бегбедера:

1) «99 франков»;

2) «Я верую — Я тоже нет!».

Следует сказать, что они отлично дополняют друг друга, вопросы, которые остались недосказанными в «99 франков», нашли свое отражение в «Я верую — Я тоже нет!». В совокупности они позволяют наиболее полно понять мировоззрение автора и его мотивы.

Для западной литературы подобного рода книги, в которых критикуются те или иные отрицательные стороны капитализма, не новинка (можно назвать «Бойцовский клуб» Ч. Паланика, «Поколение Икс» Дугласа Коупленда, «Хлеб с Ветчиной» Ч. Буковски и т.д.). Существование подобных книг свидетельствует не о том, что капиталистические страны демократичные и свободные, а о том, что критика недостаточна и непоследовательна, поскольку не затрагивает фундаментальных основ капиталистического устройства.

Главный недостаток указанных авторов в том, что верно отразив в книге ужасы существующей реальности, они не предлагают уничтожить корень проблем, а замыкаются в частностях, предлагая подретушировать тот или иной недостаток, зачастую просто склоняясь к анархизму. Именно это мы и находим у Бегбедера. Он сам пишет об этом:

«Я по-своему критиковал капитализм и вовсе от этого не отрекаюсь. Думаю, что эта система исповедует религию денег, которая заменяет Бога товарами, комфортом, наслаждением и т. п. Это превращение всего на свете в товар, приватизация природы»

и в то же время:

«Вынужден признать: мне нравится система, которую я критикую, именно потому, что она позволяет себя критиковать», «Для меня свобода и демократия – главное».

В сущности, верно показав современный капитализм как новый и более цивилизованный вид угнетения («Это первая в истории система господства человека над человеком, против которой бессильна даже свобода. Более того, она – эта система – сделала из свободы свое оружие, и это самая гениальная ее находка»), он, тем не менее, констатировал в конце «99 франков»: «современному миру нет альтернативы».

Подобные взгляды стали распространятся после окончания Холодной войны и крушения СССР. Было объявлено, что капитализм одержал окончательную победу и наступил фактически «конец истории». Многие, в том числе и Бегбедер, попали в идеологическую ловушку: большинство его дальнейших ошибок проистекает из признания, что капиталистической форме отношений нет альтернативы.

Например, он пишет:

«Я по-прежнему большой анархист, а именно: я – за легализацию легких наркотиков, отнюдь не против проституции – это неоспоримое явление реальности, существующее с самого начала человеческого бытия. Лучше попытаемся ее упорядочить, раз уж невозможно от нее избавиться».

Говоря, что проституция существует с самого начала человеческого бытия, пусть попробует представить проституцию в первобытнообщинном обществе, где отсутствовали частная собственность и товарно-денежные отношения, а ведь этот период доисторического существования длился десятки тысяч лет. Только с возникновением частной собственности и товарно-денежных отношений стала возможна продажа своего тела в качестве товара. Соответственно стоит только выбить эту подпорку капиталистического общества, и это явление навсегда уйдет в прошлое.

 


LENIN CREW



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.