Литература. Очерки. Часть III
03-12-2014

С момента появления письменности и до сих пор художественная литература всегда оставалась классовой. Такое положение дел будет сохраняться до тех пор, пока не будет достигнуто изобилие, ликвидирован физический труд, иными словами пока не будет построен полный коммунизм. До тех пор говорить о бесклассовой, или надклассовой художественной литературе нельзя. Кроме того, иллюзия о независимом искусстве может привести к множеству теоретических ошибок.

Современная интеллигенция с охотой поддерживает теорию надклассовой природы искусства. Исходя из нее, художник – творец, мотивы и цели которого не должны поддаваться классовому анализу, поскольку искусство принципиально лежит вне общественных категорий. Писатель, например, должен искать некие «человеческие универсалии», то есть нечто вечное, что присуще всем людям, во всех общественных формациях. Главное в данной теории – это абсолютные истины. С философской точки зрения, данный подход ничем не отличается от любой религии. Только здесь в качестве бога (абсолютной идеи) выступает набор добродетелей или эстетических абсолютов, которые выступают путеводной звездой творца.

В другом случае, интеллигенция выворачивает сказанное выше наизнанку и получается другой пример – искусство ради искусства.

Таким образом, эти интеллигенты воображают элитарность художественной литературы и искусства вообще. Создается впечатление, что писатель рождается писателем (как и бизнесмен – бизнесменом и т.д.), что способность к творчеству передается генами или принимается «от бога». В общем, каждый должен быть на своем месте, пролетарий – у станка, писатель – у стола, буржуа – в куршавелях.

Так запутывается вопрос о партийности в литературе. В то время как марксисты пытаются разобраться в сущности тех или иных актов идеологической борьбы между классами, т.е. в том числе дать определение литературы реакционной и прогрессивной, тем самым подчеркивая противоречие между классами, буржуазия стремится смешать их, отрицать необходимость такой постановки вопроса. Искусство потому и искусство, что отвечает запросам, которые выдвигает художественная элита, имеющая образование и денежное содержание. Считается, что именно форма создает произведение, содержание не играет серьезной роли.

Труд в условиях рынка не может служить предметом эстетики, поскольку труд осознается не как единственный источник всех созданных общественных благ, а как обычный товар, как и многие другие.

Поэтому возникает другое искусство – антиэстетическое. Предметом восхищения является индивидуальная свобода буржуа творить то, что ему заблагорассудится. Причем не всегда поясняется, что далеко не каждый сможет им стать. Таким образом, самым продаваемым продуктом становятся книжки, в которых описываются и смакуются излишества буржуазной жизни. Впрочем, иногда дело заходит и дальше, как, например, в «Американском психопате» Брета Эллиса.

Искусство при капитализме подменяется масскультом, беллетристикой. Для издателя главное – продать как можно больший тираж книг, само содержание их не волнует. Поэтому печатают все, что находится в зоне интересов обывателя. Приветствуется любая тематика, вплоть до различного шок-контента.

* * *

Борьба идеологии в искусстве, в частности в художественной литературе, – отражение классовой борьбы, которая происходит независимо от идей и ценностей отдельных представителей общества. Как в экономике и политике, те или иные представители классов, неважно осознают они свою принадлежность или нет, действуют исходя из определенных идеологических установок, которые продиктованы им реальными жизненными обстоятельствами, их культурой и воспитанием.

Идеологическая цель буржуазного писателя – увести читателя как можно дальше от понимания необходимости классовой борьбы и доведения ее до диктатуры рабочего класса. Не важно, каким способом он это сделает: воспитает ли эгоистическое чувство, индивидуализм в читателе, поддержит ли ненаучные представления, мистифицирует действительность, убедит уверовать в бога или заставит поверить в исключительность своей нации, или же просто займет пролетария банальной детективной или фэнтезийной историей – необходимо отвлечь от реальных проблем капиталистической действительности и конструктивных путей их разрешения. Причем не обязательно, чтобы писатель делал это специально. Он может искренне верить в то, что пишет. Намерения здесь не имеют значения, важно то, что в конечном итоге произведение работает на отупение читающего населения.
Следовательно, потенциально прогрессивный писатель тот, который ставит перед собой цель раскрывать суть проблем, наличествующих в обществе. Так что, первая необходимость для писателя – изучать общество, опираясь на научную марксистскую теорию, и действовать, применяя ее на практике, и главное – использовать в художественном творчестве. Не замалчивать борьбу классов, а указывать на нее, не защищать частную собственность, а твердить о необходимости ее изжить.

В этом состоит партийность в литературе. Открыто или нет, но каждый писатель в своей практике сближается либо с лагерем буржуазной литературной интеллигенции, защищая рыночные ценности, либо сознательно или стихийно работает на приближение коммунизма.

* * *

Современных российских писателей условно можно разделить на две группы.

Первая – беллетристы. Многочисленные донцовы, лукьяненки, акунины и прочие. Они пишут развлекательные тексты. По сути, это насущный хлеб для издательств.

Жанрово такая литература очень разная, в основном же это детективы, фэнтези и фантастика. Сотни безликих писателей и сотни тысяч страниц текста из года в год проходят через крупные и не очень издательства и составляют основной источник их доходов.

Это как раз тот тип литературы, который при всем накоплении количества никогда не перейдет в качество. Каждая жанровая ниша (фэнтезийные, фантастические истории) обладает определенным набором штампов и клише: сюжетных, описательных, событийных, типовыми персонажами, которыми писатель оперирует, складывая их как конструктор. Такой процесс никак нельзя назвать творчеством, поскольку творчество предполагает продукт, который основывается на переосмысленном культурном теле прошлого, но отрицая его при этом, выходит на качественно новый уровень.

Вторую группу составляют писатели, претендующие на наличие творческой мысли. Примером можно привести Сорокина и Пелевина.

В большинстве своем это постмодернисты, цель которых заключается в возбуждении элитизма читателя. Эти писатели уходят от классических форм, тем самым ограничивая свою аудиторию кучкой интеллигентов. По сути, это буржуазные писатели, антикоммунистические по своим убеждениям, которые отрицают продуктивную функцию искусства.

И первая, и вторая группа – продукты своего класса и эпохи империализма. Рыночная экономика вынуждает пролетариев обменивать товар «способность к труду» на прожиточный минимум. Литературные деятели продают другой товар – «творческую мысль», становятся проститутками «душой», так как сознают или должны сознавать свое служение олигархам. Проблема в том, что на совести этих писателей, всеми силами болеющих за свое положение в рыночном обществе, не только личное достоинство, но и тысячи запутанных читателей. К сожалению, если из года в год потреблять упрощенную литературу, без проблеска мысли, то становишься глупее и непритязательнее. Поколение родившихся в 80-90-е годы и так читает мало, так его еще и пичкают низкопробной писаниной, от которого притупляется вкус и пудрятся мозги. Современный школьник уже не способен адекватно воспринимать классическую литературу, поскольку она для слишком сложна и требует исторических научных знаний.

Необходимо признать, что современное состояние художественной литературы – закономерный результат развития духовной жизни капиталистического общества в России. Сейчас невозможно полностью посвятить себя творчеству, развивая себя как писателя, создавать действительно качественную литературу, которая не только доставляет удовольствие яркостью и правдивостью образов, но воспитывает читателя, имеет содержательный посыл, заставляя размышлять и развиваться. Произведение, в котором присутствует критика основ капитализма, показана с определенностью классовая борьба, просто не пойдет в широкую печать. Реальная цензура, действующая в данный момент, – цензура заказчика. У кого деньги, тот определяет читательские вкусы масс.

Если смотреть на вопрос практически, то сейчас невозможно представить писателя уровня Михаила Шолохова или Льва Толстого. Классическая русская литература – результат духовной революции и становления национальной культуры, утверждения буржуазных ценностей и разрушения феодальных. Идеологическая борьба – непременный спутник любой великой литературы. И в первой, и во второй половине XIX века существовала традиция, литературное движение, подстегиваемое борьбой старого, отживающего дворянского класса против зарождающегося капитализма с одной стороны и угнетаемого крестьянства – с другой. Именно тогда, в условиях этой борьбы, творили Гоголь, Пушкин, Толстой, Чернышевский, Некрасов, Чехов, Салтыков-Щедрин; критики Белинский, Добролюбов, Писарев и др. Определяющую роль в становлении этих писателей сыграла классовая борьба.

Аналогичная ситуация с опорой на классовую борьбу будет в любой классической литературе, от античной до социалистической.

Сейчас же, при отсутствии такого литературного окружения, при наплыве низкокачественной литературы, когда в обществе нечего превозносить, такому писателю будет сложно появиться. Реальность классовой борьбы требует, скорее, научной добросовестности и политической грамотности.

Тем не менее, литературная мысль требует развития, и она получает его. К сожалению, при наличии повального оглупления масс, отсутствия вкуса у большинства читающей молодежи и интеллигенции, она получает уродливый вид и находит себя в постмодернизме, что является тупиковым путем развития антиреализма.

* * *

Вопрос о роли художественной литературы в идеологической борьбе против буржуазии сейчас еще остается открытым. Финансовые, информационные средства формирования массовой культуры в рыночном обществе находятся у буржуазии, следовательно, культурные деятели, в том числе писатели, прямо или косвенно обслуживают власть капитала.

На них рассчитывать, естественно, не приходится.

Кроме того, несмотря на бесспорную добросовестность многих передовых для своего времени классических писателей, продвигавших своих произведениях прогрессивные идеи, гораздо чаще писатели выступали как реакционеры и рыночные мракобесы, укрепляющие основы господства капитала. В этом деле также преуспели писатели двадцатого века, особенно шестидесятники, как Аксенов, Солженицын, Окуджава, Ахмадулина, Евтушенко и т.д.

Тем не менее, крест на художественной литературе ставить нельзя. История знает и буржуазных писателей, раскрывающих суть тех или иных явлений рыночного общества. Например, Драйзер, Лондон, Хемингуэй, Ремарк, Стейнбек.

Можно также надеяться и на появление писателей-коммунистов, даже сейчас. Но в условиях идеологической победы буржуазии, нужно развивать пропагандистские навыки и с помощью марксисткой теории завоевывать научный авторитет у пролетариата и интеллигенции, среди которых обязательно найдутся поэты и художники, писатели и музыканты.

LENIN CREW



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.