Здравоохранение и рынок
22-11-2014

Комментарий «НКТ»:

Здравоохранение окончательно переходит на рыночные рельсы, в это господство товарно-денежных отношений, господство жадности и алчности вопреки всякому здравому смыслу. Медик не должен делать чудовищного выбора между здоровьем пациента и экономическим интересом, то есть необходимостью получить как можно большую прибыль.

Единственный выход из ситуации, когда жизнь человека измеряется исключительно его платежеспособностью, — это обобществление всей медицинской, технической и финансовой базы медицины. Удовлетворение потребностей человека, важнейшей из которых является здоровье и сама возможность жить, стремление ОКОНЧАТЕЛЬНО вылечивать пациентов, а не равнодушно пропускать конвейер из все увеличивающегося числа больных, — вот та цель, за которою должны бороться и медики, и пациенты. А формы борьбы все те же — вступление в действительно коммунистические организации и политическая работа.

«Я хочу жить!» — рыдала вчера в приемной Уполномоченного по правам человека в РТ 23-летняя красавица Настя Зуйкова, страдающая редким заболеванием костного мозга. Ее жизнь стоит дорого: 25 миллионов рублей в год требуется на лекарства. Но на помощь государства в их приобретении такие больные, как Настя, рассчитывать не могут.

Помочь чисто по-человечески умирающей без лекарств Насте в Минздраве РТ обещали еще в прошлом году. Да денег не нашли. И вряд ли найдут. Вчера на совместном приеме Уполномоченного по правам человека, который с Сарией Сабурской вел вначале министр здравоохранения Адель Вафин, а затем его зам. Сергей Осипов, последний сказал, что мог бы разве что отдать Насте свою зарплату, но ее на лекарства не хватит. А значит, поняла Настя, нет смысла отдавать.

«СХЕМЫ ЛЕЧЕНИЯ ДОВЕДУТ ДО ИНВАЛИДНОСТИ»

 

Государство, не включив лекарственные препараты для Насти Зуйковой в «бесплатный» реестр, фактически вынесло ей смертный приговор. А двухмесячного челнинца Тимура Маликова приговорило к инвалидности. На приеме у Сабурской мама малыша Юлия Маликова рассказала, что ее сыну, состояние которого сразу после рождения врачи оценили на 9 из 10 возможных баллов, по непонятной причине вдруг потребовалась реанимация. У младенца в роддоме стремительно развилось тяжелое заболевание, а врач, выписывая малыша домой, как выяснилось позже, назначил ему лекарство в дозировке вдесятеро меньшей, чем нужно.

В московском НИИ педиатрии Маликовым сказали, что в Германии такие дети выздоравливают, а у нас становятся глубокими инвалидами. И там же, в Москве, посоветовали срочно начинать лечение за рубежом. «У нас ждут, когда ребенку исполнится год, а к этому времени наши схемы лечения доведут его до инвалидности, — привела Юля Маликова доводы столичных специалистов, которые, как ей казалось, убедят татарстанских чиновников, что на лечение Тимура надо срочно выделить деньги. Но Сергей Осипов объяснил, что направить Тимура минздрав может лишь в Москву. «Ответ заявителю был дан на днях, они его получат», — пояснил замминистра Сарие Сабурской.

Не смогут, похоже, помочь в минздраве и двойняшкам Рузалии Абдреевой, у которых редкое заболевание легких. Ее сыну нужны шесть инъекций защищающего легкие препарата, а дочке — одна, и сделать их необходимо до того, как им исполнится два года. Одну инъекцию стоимостью 100 тысяч рублей мальчику сделали, когда «скорая» доставила его в больницу. Чтобы эффект сохранился, ввести следующую дозу надо было еще две недели назад. С сентября Рузалия ходит в Управление по фармации, умоляя не упустить время. А там все «решают вопрос», цена которого — 600 тысяч рублей, — для нашей нефтяной республики в сущности копейки.

На вопрос Сарии Сабурской «Что будем делать?» Адель Вафин развел руками: «Это инновационный препарат, он не входит в льготный перечень. Возьмем в работу…». — «Когда?», — вскинулась Абдреева. — «С вами свяжутся». А время уходит, детям-то уже год и восемь месяцев.

КОРРУПЦИЯ НАМ НЕ ПО ЗУБАМ?

Большая разница оказалась между тем, как рассказала историю своего сокращения врач-стоматолог Любовь Самотаева и тем, как ее услышали Сергей Осипов и Сария Сабурская. Специалист с 37-летним стажем поведала, как администрация 11-й горбольницы вдвое урезала и без того скромную возможность для пациентов лечить зубы по полисам ОМС — то есть бесплатно. А чиновники обещали проверить лишь соблюдение трудового законодательства в отношении Самотаевой.

«Администрация обязала нас указывать в журналах только профилактические осмотры, без лечения, — сообщила Самотаева. — Нагрузка получилась маленькая, это дало основание сократить три врачебные ставки. А потом открыли платный стоматкабинет».

Еще Самотаева рассказала, что ее и ее коллег обязывали бесплатно обслуживать посетителей центра «Здоровье» (а выделенные на это федеральные деньги списывались), что стоматологам запретили лечить беременным женщинам зубы — велели только осматривать и давать рекомендации (то есть посылать в платный кабинет), хотя на лечение должны идти средства от родовых сертификатов… «Я писала в минздрав жалобы — там ответили, что все в порядке, — завершила врач свой рассказ. — А к вам я, наверное, зря пришла»…

Кстати, вчера утром министр Адель Вафин провел пресс-конференцию на тему борьбы с коррупцией в здравоохранении. Жаль, что вечером из-за занятости он не дождался момента, когда в приемную Уполномоченого по правам человека в РТ вошла Рамзия Басова. Ее рассказ о врачах-взяточниках из Высокогорского района выслушал уже Сергей Осипов.

Басова пришла просить за Нурию Хайруллину из деревни Ковали-Ташлы — свою родственницу, которой полтора года назад вместо второй группы инвалидности дали третью, а нынче и вовсе инвалидность сняли. «У наших врачей для каждого своя цена, — заявила Басова, — только за первую группу денег не берут — ее дают смертникам». Осипов с Сабурской возразили: на отказ в инвалидности не в минздрав надо жаловаться, а в минтрудсоцзащиты, это их епархия. Но Басова гнула свою линию: «В Высокой Горе главврача больницы надо гнать с должности! Там в больницу не кладут, пока по списку все лекарства не купишь. А куда выделенные больнице лекарства деваются?…»

…По окончании приема корреспондент «Вечерней Казани» поинтересовалась у Сергея Осипова и Сарии Сабурской, что они собираются предпринять, выслушав рассказы Любови Самотаевой и Рамзии Басовой. Но Осипов, похоже, не заинтересовался пикантными подробностями из жизни подведомственных минздраву учреждений. Он ответил, что «это дело прокуратуры и правоохранительных органов». И только после наводящего вопроса, кто же должен в таком случае в прокуратуру и полицию обратиться, не Осипов, а уже Сария Сабурская пообещала передать туда информацию…

«Вечерняя Казань»



 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.