Ликбез: Советы
10-11-2014

Читатель паблика в комментариях предлагает нам следующую тематику:

«Начать нужно с простого — что такое система советов и с чем её едят и почему это именно та вещь что необходима каждому работающему человеку. Почему только она, а не какие то «прямые демократии» может более полно и точно охватывать мнение населения разным вопросам. Почему только она по сути выражает идею как демократии так и меритократии, в чем система советов в ссср была ущербна(в чем заключалась ошибка). Нужна ли компартия(можно ли набирать в неё членов после победы на революции и давать всякие блага её членам) в стане победившего социализма и прочие насущные вопросы которые вскоре перед нами встанут в связи с разгоранием революционной ситуации в России и во всем мире в связи с медленным но неотвратимым загниванием капитализма».

Многие популярные вопросы о социализме «до и после», ряд из которых подняты читателем, являются заведомо ошибочно поставленными.

 

1. Загнивание капитализма.

 

Поскольку экономическая формация (рабовладение, феодализм и капитализм) является анархией общественного производства, то есть, представляет собой взаимодействие атомарных экономических единиц, как собственников, так и эксплуатируемых классов — развитие определено законами внутреннего движения: отношениями, способом связи «экономических атомов» общества. Когда нам известны эти законы, как и в любом другом явлении, мы можем прогнозировать ход развития общества. Маркс, понимая это, выявил, что на каждом витке развития экономики неизбежно наступает период общего кризиса, когда способ производства не отвечает требованиям дальнейшего роста производительных сил, что толкает общество к системному переустройству. Важно понимать, такое «загнивание» не является однозначным, односложным. «Загнившее» общество сохраняет развитие, с волновыми колебаниями темпов в разные стороны, так же, «загнивание» различно в конкретных случаях и, конечно, оно разнится в исторических периодах, общественных устройствах. И более того, устройство может пройти через внутренние витки развития, а значит и частные случаи «загнивания». Другими словами, в силу многогранности, о загнивании капитализма мы можем судить по ряду общих признаков, но не сможем определить точного момента начала и конца, и, конечно, это не означает скоротечной гибели экономической формации.

Наступает ли загнивание капитализма в России или в мире сегодня? В развитых странах масса общественных сил уходит на обслуживание рынка, высоки издержки производства и обращения. К примеру, две трети ресурсов капитала уходит на маркетинг, рекламу, продажи и лишь треть на непосредственное производство, исследования — это наблюдается повсеместно, в кипе с прочими прямыми и косвенными затратами на обслуживающие отрасли и рантье. Многие сферы в обширной стагнации, к чему ведут конкуренция и «состоявшийся» баланс спроса и предложения. В частном случае подобное явление повсеместно и циклично — перепроизводство, а в обширном, в условиях развитого промышленного производства — системный кризис. Так же, велика доля «чистых» капиталистических сфер — денежных и смежных с ними, к чему ведет и концентрация капитала, стремящегося к господствующей роли «высших» капиталов. Сохраняющееся при этом развитие капиталистического производства не дает той отдачи, какая была присуща ему ранее, в условиях активно и обширно развивающихся рынков, когда капитализм значительно поднял уровень жизни рабочего класса — интенсивное сменяется экстенсивным. На практике, в совокупности множества причин, включая выше обозначенные, общественные силы уходят на итерации существующего производства, на выжимание соков из имеющихся производительных сил. Здесь капитализм, если говорить аллегорией, как будто не знает, как распорядиться огромным общественным богатством — способ производства препятствует дальнейшему прогрессу.

К сожалению, пока нет фундаментальных работ, исследующих упадок капитализма в современных условиях, но, тем не менее, застой последних десятилетий ярко контрастирует на фоне былых прогрессивных свершений капиталистического устройства. Сложность наблюдаемого положения дел в том, что экономика развитых стран располагает большими силами и оперирует большими ресурсами, чем когда-либо прежде, загнивание же различимо в том, что чем больше могущество капиталистического производства, тем меньше его шаг, тем больше противоречия выливаются в обширные кризисы.

2. Революционная ситуация.

 

Многие «понаслышке» почерпнули из марксизма, что процесс революции — явление строго объективное, закономерное, в связи с вызреванием предпосылок в капитализме, а революция является выражением стихийной, неизбежной классовой и массовой воли. В этом есть одна сторона правды, но она далека от последовательного осмысления. Действительно, нет более конкретного явления, чем практически рефлекторная реакция людей на условия жизни: чем больше давит бытие, тем сильнее ощущение, что терять уже нечего, тем больше это отражено в протестных идеях, в различных формах борьбы. Однако, история показывает, что кризиса капитализма и созревания масс недостаточно: многие века «революционные ситуации» случаются столь же часто, сколь иссякают, увы, вскоре забываясь, оставаясь лишь в анналах и порой — багровыми записями. Почему же революция не случается, даже собирая многотысячные движения? Потому что революция, как и положено всему ходу истории, это не только объективные условия, но и субъективный фактор. А именно, качество организации, наличие идеологически сильного движения. Без этого массы обречены наступать на одни и те же грабли раз за разом, становиться пешками буржуазной политики. Это наглядно показывает новейшая история Украины, где массы, готовые на борьбу, встали на службу капиталистической конкуренции, пристроились в хвост ослабшей в распрях буржуазии, и, что печальнее всего, за ними последовали и неорганизованные, невежественные левые движения — мнящие себя авангардными силами.

В конечном счете, революционность ситуации характеризуется не только объективными условиями, но и непременно наличием авангардного движения, способного направить борьбу в конструктивное русло и организовать социальную, политическую победу. Нет коммунистического движения, нет и революционной ситуации. Тогда как революционное движение не должно зависеть от накала конкретных исторических условий, от популярности левых, оппозиционных идей в обществе, подпитываемых теми или иными социально-экономическими обстоятельствам — требуются годы труда людей, далеких от тех, кого на борьбу толкает лишь сума, пусть даже в лице идей о справедливости.

3. Победивший социализм.

 

Несмотря на бесчисленные попытки дать четкое и однозначное определение социализму, на сегодня есть лишь одно общее и верное определение: социализм — низшая, революционная стадия коммунизма. Другими словами, такого общественного устройства как «социализм» не существует, социализм и есть коммунистическая революция, как процесс революционных общественных преобразований. Авторы известного гимна ошибались, предлагая разрушить мир насилья до основанья, и лишь затем строить новый мир — разрушение старого, на деле, и есть строительство нового, лишь развитие нового уничтожает старое. Очевидно, что невозможно в одночасье изменить общество, не могут скоропостижно и в никуда исчезнуть пережитки прошлого: многочисленные элементы экономической формации, от институтов права и современной культуры до отсталости науки и товарно-денежных отношений. Вместе с тем, социализм всё же имеет собственные характерные черты, как то плановая экономика, отсутствие права частной собственности, общественные фонды потребления и другие — по сути являющиеся недоразвитыми, частными случаями коммунизма.

Социализм можно охарактеризовать как продолжающуюся революцию, где основной игрок сменился с буржуазии на организованный рабочий класс. И, как показывает история, для поражения может быть достаточно непонимания сущности коммунистической революции, что наглядно показывает история. Например, вожди «послесталинского» КПСС искренне верили, что наступил «развитой социализм», а коммунизм — не за горами. Верили, но шаг за шагом всё отдавали на откуп стихии товарно-денежных отношений. К примеру, немаловажную роль в гибели СССР сыграло введение хозрасчета в 60-х годах — не освоили, не поняли сталинских «Экономических проблем развития социализма в СССР» «коммунисты» КПСС. Десятилетия наступала и усиливалась неизбежность поражения социализма по всем фронтам, от экономики до науки. И ведь люди до сих пор говорят о «свершившемся социализме».

4. Коммунистическая партия и «Советы»

 

Конечная цель социализма — коммунизм, общество сознательной, научной организации, общество господства человека над процессом производства, с чем и общество выдающегося развития производительных сил, имеющее такой избыток труда, с которым концентрация его в частной собственности и товарное производство становятся архаикой. То есть, конечная цель — общество куда более сложно организованное, чем что-либо известное сегодня. К коммунизму ведут конкретные меры: развитие науки и практика планирования, замещение экономической атомарности обобществленными механизмами, освобождение рабочего времени и приобщение масс к всестороннему и грамотному участию в жизнедеятельности общества. В развитии коммунизма, следовательно, задачи не могут решаться стихийно, быть чьим-либо мнением, желанием, а должны прорабатываться научно в самых настоящих институтах, где общие направление и стратегия могут быть заданы только с позиций научного обществоведения. В этом свете ясно, что советы рабочих — частный случай, политическая форма, но не сущность и содержание развития коммунистического способа производства. Поскольку демократический принцип советов не содержит в себе ничего конкретно коммунистического. Если смотреть на вопрос о советах широко, становится ясно, что советы — исторический компромисс в борьбе различных политических сил, и внутри партии, и в обществе, еще не готовом и неспособном, собственно, к коммунистической организации, которую и должна являть собой партия.

Это не значит, что советы совсем не нужны, такой компромисс был необходим в свое время, и возможно потребуется в той или иной форме в будущем. И это не значит, что социализм — диктатура одних над другими, как выразился читатель — «меритократия» (утопический термин). Ничего не поделать с тем, что общество неоднородно, а в условиях капитализма, и какое-то время после него — не у многих есть возможность, да и желание, заниматься революцией профессионально, трудясь над этим часы жизни каждый день. Когда большинство людей не могут сформулировать хотя бы, «что такое коммунизм» революция неизбежно организуется авангардно. Таким авангардом был, к примеру, сам Маркс — его историческая революционная роль неисчерпаема, несмотря на то, что на своем веку социализма он вовсе не застал. Вместе с тем, авангард революции не отделен от неё, он, по сути, является частью рабочего класса — его передовым слоем.

* * *

 

Революционная ситуация — в наших руках, в том, насколько сознательно, совестливо мы подойдем к вопросу необходимого прогресса, дальнейшего развития общества и насколько упорным, самоотверженным будет наш труд в этом направлении. Объективные условия вызрели, без должного субъективного фактора, воли и ума конкретных людей, движений — капитализм будет гнить еще века, пока не вымрем на очередном пепелище.

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.